Неудачный гешефт с потерей 20 000 000 рублей.

В период 2016-2017 года, по приглашению одного из уважаемых мною коллег, мне привелось поучаствовать в одном весьма занимательном деле. Это дело было рассмотрено не в нашу пользу, но все-таки публикация не только об этом.

Итак, все началось, как заводится, с ознакомления с документами, которые представил доверитель, и где было установлено следующее.

Фабула дела
Доверитель, будучи владельцем бездокументарных ценных бумаг (акции) одного из крупных предприятий г.Санкт-Петербурга, решил продать эти ценные бумаги, тем самым выручив неплохие деньги.

Для неискушенного опытом и знаний читателя, поясню, что

Бездокументарные ценные бумаги – это форма эмиссионных ценных бумаг при которой владелец устанавливается на основании записи в реестре владельцев ценных бумаг или, в случае депонирования ценных бумаг, на основании записи по счету депо.

Выражаясь простыми словами, право на бездокументарные ценные бумаги, подтверждается лишь записью в реестре, где учет прав на ценные бумаги ведет депозитарий.

Общая стоимость ценных бумаг по состоянию на 2012 год составляла порядка 25 000 000 рублей.

Для этого, знакомый моего доверителя порекомендовал ему обратиться к некому гражданину «С».

Позвонив ему, и договорившись о встрече, мой доверитель благополучно прибыл в офис будущего покупателя, расположенного в самом центре Невского проспекта.

На пороге, доверителя встретила милая девушка, и в скором времени попросила представить документы, подтверждающие факт владения ценными бумагами, то есть выписку из лицевого счета депо.

Доверитель представил выписку из лицевого счета, подтверждающую факт владения ценными бумагами, и приступил к обсуждению суммы сделки. Договорились о 25 000 000 рублей.

Однако доверителю вдруг поступило предложение о том, что вместо передачи денежных средств за ценные бумаги, то есть вместо 25 000 000 рублей, гражданин «С» передаст ему бездокументарные ценные бумаги (акции) различных ведущих предприятий России, и предложил это оформить договорами купли-продажи.

Заблаговременно отмечу, что доверитель не вступал в переговоры конкретно с гражданином «С», видел лишь его однажды, и то мельком, а условия сделок обсуждались с якобы его менеджером.

Ну что ж, подумал Доверитель, — это хорошее предложение, ведь он теперь становится владельцем ценных бумаг ведущих предприятий, и будет получать дивиденды от их деятельности, и значит, обеспечит себе достойную старость.

Таким образом, Доверитель, обратился к депозитарию, ведущего учет прав на ценные бумаги, и путем совершения приходной записи по счету депо благополучно их передал гражданину «С». При этом в договоре, согласно которому доверитель продал, а гражданин «С» купил эти ценные бумаги, есть подпись доверителя о том, что деньги за переданные ценные бумаги получены.

После перехода прав на ценные бумаги от доверителя к гражданину «С», стороны заключили несколько договоров купли-продажи ценных бумаг, где суммы сделок были разные, начиная от 400 000 рублей, и заканчивая 6 000 000 рублей.

Согласно этим договорам, доверитель якобы приобрел ценные бумаги, а гражданин «С» обязался по первому требованию Доверителя передать ценные бумаги. При этом гражданин «С» в договорах указал, что денежные средства от доверителя получены. Суммы в договорах были разные. К слову сказать, часть денег по своим отчужденным акциям, доверитель таки получил. Сумма эта составляла 5 000 000 рублей.

Итого, получается, что фактически из 25 000 000 рублей, доверитель получил лишь 5 000 000 рублей.